21:43 

Письмо Ричарду № 2

Ребекка Уивенпорт
Это редис!
Бекки?... Бекки?.. Бек-ки-бек... ки?
Слышите этот голос? А я его регулярно, каждый день (если день ещё можно от ночи отличить) слышу. Так тонюсенько звучит то из секретера, то из ванной. Позавчера, например, на меня посмотрел акулий глаз из цветочного горшка и тоже пропел: "бек...ки". Странно, как цветам удаётся передать в речи звук многоточия, люди так не умеют, они просто молчат.
Смотрю я на этот акулий глаз и не понимаю, совсем уже сошла с ума или цветок на меня правда смотрит. Причём не просто смотрит, а притворяется каким-то единственно знакомым лицом и зовёт.

Вру, конечно. Не так регулярно, это всё мне кажется сейчас. Вот я слышу это звенящее эхо, отталкивающееся от стен, радостно помахивающее в полёте своей ночной рубашкой в северный сектор звёздного неба, махающее мне ручкой на каждом новом заходе. Слышу и кажется мне, что оно звучало ещё вчера, а вчера — это такой неясный, невыясненный до конца день, он всегда уже был. Но когда именно? Вроде только что закончился — и когда успел? — а вроде уже и вечность минула.

Не хочу! Не хочу считать вечности! Мне достаточно одной краткой, но яркой сотни тысяч лет!

И кажется мне, что звучал он и вчера, и в прошлую вечность, и что вообще плеер заел, батарейки литием затекли и теперь крутят одно и то же. А сердце так радостно: тук-тук, тук-тук. И вот уже оно вырвалось из груди, я держу его в своих руках... гм, вы когда-нибудь видели живое сердце? Это редис. Почти. Только несколько меньше, мокрое и шевелится. Тук-тук, тук-тук, тук... тук..
Я открываю глаза и мотаю головой: надо же такому привидеться. Сердце живое в руках. Ух, спина белая, ух, американские танки. Хо-хо, надо ещё поспать.
А голос всё не унимается и зовёт.
А сердце уже готово выскочить, плачет и колется.
Я наколдовала себе чаю и прокисшего молока. Но чая мне не хочется, иначе не усну. Пусть лучше будет кофе. Наливаю в него молоко, а оно не свёртывается. Вот тут-то мне правда вся и открылась.

URL
   

Планета Ребекки Уивенпорт

главная